Пресс-конференция. 26 мая 2009 года

Присутствовали: директор Государственного музея А.С. Пушкина Евгений Богатырев, директор Государственного музея-заповедника «Михайловское» Георгий Василевич, президент Благотворительного фонда Александра Жукова Александр Жуков, председатель совета Новой Пушкинской премии Андрей Битов, лауреаты Новой Пушкинской премии 2009 года Валерий Попов, Олег Сивун.

Евгений Богатырев.
    - Позвольте мне как хозяину московского пушкинского дома с удовольствием вас приветствовать и поздравить с предстоящей 210-й годовщиной со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Именно сегодня начинается празднование этого юбилея, потому что сегодня 26 мая и по старому стилю тот самый день, когда родился наш великий русский поэт, и это произошло в Москве совсем недалеко отсюда в Немецкой слободе.
    Сегодня мы будем говорить о наших лауреатах 2009 года, лауреатах независимой Новой Пушкинской премии, учредителями которой являются уже в течение пяти лет Благотворительный фонд Александра Жукова, музей-заповедник «Михайловское» и Государственный музей Пушкина в Москве.
    Теперь с удовольствием представляю лауреатов пятой Новой Пушкинской премии Валерия Георгиевича Попова и Олега Юрьевича Сивуна.

Андрей Битов.
    - Лауреатов Новой Пушкинской премии у нас всего девять, хотя премия пятая. И вот опять удалось все-таки не опозорить имя Пушкина и у нас опять отличные лауреаты. Так что я поздравляю учредителей с пятилетием. И кризис нам не помешал, как он и не мешал Пушкину, который всю жизнь переживал только кризис. Без кризиса он никакую Болдинскую осень написать не мог. Это кризис и страх, что вот больше ничего не напишу. Я думаю, что кризис - это счастливое состояние живого человека. Когда кризиса нет, человека нет, значит, и жизни нет.

Евгений Богатырев.
    - И вот наш первый юбилей. Пять лет уже прошло, когда мы начали этот проект, мы, собственно говоря, думали, что он долго будет продолжаться, что, собственно говоря, и происходит. И проект наш развивается. Первый лауреат был один, сейчас каждый год мы называем двух авторов. Накопили лауреатов, и вот выпустили Альманах. В нем собраны все наши лауреаты, включая нынешних, и он получился очень «сгущенный» что ли. Оформлен в стилистике 19 века, что нетрадиционно для современного издательского дела. И с этим тоже всех поздравляю.

Вопрос.
    - Почему Новая Пушкинская премия называется «новой»?

Андрей Битов.
    - Все старые премии закрылись. Была Императорская Пушкинская премия. Была немецкая премия из города Гамбурга, учрежденная фондом Альфреда Тёпфера в 1989 году. Но старик помер, потом его сын помер, и новые наследники уже не были заинтересованы в продолжении работы его культурного фонда. Тогда вот мы подхватили эту традицию. Я уже получил в свое время Пушкинскую премию (немецкую), а потом еще и был там членом жюри, и вот в новую премию кое-что из немецких традиций мы притащили. В частности, 26 мая, в день рождения Пушкина, вручать нашу новую премию. Мы все сразу поняли, что не надо менять календари. А также немцы обычно отменно делают на торжественных церемониях и мероприятиях музыкальное сопровождение. И у нас эта традиция продолжена и выглядит весьма солидно. Словом, европейский опыт пригодился для Новой Пушкинской премии. А новые лауреаты, я думаю, также хороши и независимы.

Евгений Богатырев.
    - Я хочу здесь подчеркнуть, что наша премия негосударственная и совершенно независимая. Напомню, что в канун 200-летия Пушкина была учреждена Государственная Пушкинская премия. Она была чисто поэтическая и отметила несколько русских поэтов. Но задумана была, как временная, приуроченная к юбилею поэта.
    Сегодня можно уверенно говорить и о преемственности нашей премии, и о традициях, нами уже заложенных. Мы занимаемся в течение всего года довольно сложной работой и подводим итоги 26 мая. И так уже пять лет. В общем, это срок, срок серьезный. И мы им горды.

Вопрос.
    - Как вы выбираете лауреатов?

Андрей Битов.
    - Конечно, все перечитать, всех как-то объять в поле зрения невозможно, с одной стороны. С другой стороны, что касается первой премии, здесь, наверное, немножко проще в какой-то степени, потому что практически те вершины, которые у нас есть и которые вдруг внезапно, как вулканы, возникают, они более-менее известны почти каждому, и здесь мы, наверное, как правило, не делаем больших ошибок. Вот то, что касается второй премии, - это большая сложность. Здесь вы абсолютно правильно очень хороший вопрос задали. Каким образом из сотен молодых людей выбрать того, кого?.. даже будем так говорить, почувствовать, что может его эта премия дальше подтолкнуть и выдвинуть на какие-то более высокие позиции. Ну, здесь – да, читаем, смотрим, советуемся.

Евгений Богатырев.
    - Собираемся часто, спорим, соглашаемся друг с другом или не соглашаемся.

Александр Жуков.
    - Выдвигаем претендентов на общее обсуждение. И Андрей Георгиевич говорит: «Ну что же, я согласен».

Евгений Богатырев.
    - Или говорит: «Не согласен. Категорически».

Андрей Битов.
    - Нет, я максимум говорю: «Пусть подождет».

Вопрос.
    - Откуда все же берутся претенденты?

Александр Жуков.
    - У нас есть координатор Екатерина Варкан, которая крутится во всем этом. Она постоянно предлагает, мы сами читаем все журналы. Мы принципиально не объявляем интернетовские конкурсы. Нам интересно, чтобы какое-то дыхание пошло, новое дыхание.

Вопрос.
    - Может быть, Олег Сивун скажет, как он пробился? Как вам это удалось?

Олег Сивун.
    - Я не знаю, как мне это удалось, то есть во многом это всегда стечение обстоятельств, но в определенной степени любая премия - это, конечно, субъективный момент. Ни одна премия не преследует цель абсолютно объективно выявить какие-то вершины, но выявить в соответствии со своими целями идеально подходящие кандидатуры. И любая премия - это, в общем, случайность. Я думаю, что и в моем случае - это тоже случайность. Можно сказать так.

Евгений Богатырев.
    - Дело в том, что Олег Сивун была особая, конечно, страница в истории нашего обсуждения, потому что, когда Екатерина Варкан нам предложила познакомиться с творчеством Олега Сивуна, и мы почитали, в очередной раз собрались, в очередной раз обсудили, и из трех кандидатур мы остановились, как ни странно, практически единогласно на Олеге. После чего спустя, наверное, неделю или две Катя обзванивает нас и говорит: «Я не могу найти Олега. Это какой-то виртуальный человек. Может быть, вообще он не имеет физического обличия, может быть, это какой-то псевдоним, за этим человеком может стоять какой-то другой человек, может быть, совсем и не молодой и не дебютант». Но прошло немного времени. Олег материализовался. Оказался на самом деле молодым и очень талантливым начинающим прозаиком. И, в общем, вышло, что наше общее решение подтвердилось тем, чем подтвердилось, и вы его видите здесь перед вами на нашей пресс-конференции.

Андрей Битов.
    - Дело в том, что иногда мы сходимся просто сразу, когда мы знаем, о ком идет речь. Меня не уговаривала Екатерина Варкан, как она никого не уговаривает. Я просто получаю «Новый мир», я его открыл и понял, что это действительно совершенно новый наглый и живой подход к реальности. Все это взлом. Но взлом не пошлый, совсем не пошлый, и мне сразу понравилось. Поэтому, когда замелькало это имя в обсуждении, я только следил за потоком и все выследил... Знаете, такое чудо, когда что-то понравится, как вдруг, допустим, понравилась проза Новикова, - и все. Тогда только начинаешь агитировать, склонять. Вовсе никакой справедливости. Вот для меня это мое случайное прочтение, допустим, - и Новиков, и Сивун. Но оказалось не таким случайным, потому что совпало еще с господами из нашего совета. То есть обязательно должно быть индивидуальное решение, что же я буду подчиняться чужому голосу, я стар для этого. Меня не сагитируешь. Особенно на молодого не сагитируешь. Потому что - либо это роман сразу, либо нету этого и все. Я считаю, что очень индивидуальные пути у каждого решения. Тут нет у нас политбюро. Единодушие складывается, когда оно того достойно, а не каким-то путем противоестественного отбора.

Вопрос.
- Откуда деньги?

Андрей Битов.
    - Александр Петрович Жуков вполне щедро делится своими доходами. И вложения, кстати, вполне существенны. Я бы и сам не отказался.