Музыкальный архив 2010

Программа Концерта

1 Александр Алябьев.
Увертюра к балету «Волшебный барабан, или следствие волшебной флейты».
Зв. 5.00 мин.

2 Людвиг Вильгельм Теппер фон Фергюсон.
Рондо.
Зв. 4.00 мин.

3 Дмитрий Бортнянский.
Аллегро.
Зв. 4.00 мин.

4 Алексей Титов.
Французская кадриль.
Зв. 3.00 мин.

5 Евстигней Фомин.
Пляска фурий из мелодрамы «Орфей».
Зв. 4.00 мин.

Государственный ансамбль старинной музыки «Орфарион». Художественный руководитель  Олег Худяков.

В традициях Новой Пушкинской премии представлять оригинальную музыкальную программу.

Гости услышат салонную музыку начала 19 века, произведения авторов, нам уже полюбившихся. Всегда очаровательны легкие мотивы Алексея Титова и Александра Алябьева, числившихся композиторами-любителями. Но именно из этого так называемого дилетантства вышло и русское исполнительское искусство, и сам жанр легкой русской музыки - прежде всего танцевальной и салонной вокальной, ныне именуемой романсом. 
Всякий раз мы стараемся познакомить слушателей с любопытными музыкальными историями и личностями. На этот раз поведаем о двух музыкантах, не часто цитируемых их современными коллегами.
В конце 18 века барон Людвиг Вильгельм Теппер де Фергюсон прибыл в Санкт-Петербург из Варшавы и поначалу давал уроки фортепианной игры Анне Федоровне, первой супруге великого князя Константина Павловича. Ей же он посвятил фортепианную сонату ор.18 ре мажор. Барон Фергюсон был популяризатором именно фортепианного исполнения произведений, много и специально писал для этого инструмента. И фортепьяно, и его фантазии были в те годы в большой моде.
Барон интересен нам и тем, что служил учителем музыки и хорового пения в Царскосельском лицее. Вильгельм Петрович (так звали его в России) жил в Царском Селе и в его доме собирались на музыкальные вечера юные лицеисты послушать виртуозную фортепианную игру своего мастера.
Память наша особо связывает этого музыканта со знаменитым первым выпуском лицея. Именно он написал «Прощальную песню» на слова Антона Дельвига. Ее исполнил 9 июня 1817 года хор выпускников-лицеистов, в числе которых был и Пушкин. Заметим, личное участие Пушкина в музыкальных предприятиях упоминается не так часто. А «Прощальная песня» стала лицейским гимном, которую всегда исполняли во время своих традиционных встреч его знаменитые выпускники.
Здесь следует напомнить, что в России 18-19 веков судьба и карьера иностранных музыкантов всегда складывалась более успешно, чем у наших соотечественников. Итальянцы и французы, как исполнители, так и композиторы, занимали музыкальные подмостки обеих столиц. Императрица Екатерина пыталась продвигать русское искусство и русскую музыку, в частности, и даже выпускала на этот случай разные указы. Однако дело не шло. И отнюдь не по причине отсутствия самобытных музыкантов русского происхождения. Вероятно, иностранцы владели особым талантом лоббирования собственного мастерства.    Но все ж великие музыканты в нашем отечестве тоже были. И первым здесь стоит имя Евстигнея Фомина.     Сочинения его многообразны по жанрам. Он освоил и русские комические оперы, и оперы в итальянском стиле buffa, и мелодрамы, где русский композитор впервые обратился к высокой трагедийной теме. За его своеобычное дарование говорит и то, что один из немногих русских, если не единственный, он был избран единогласно в члены престижнейшей Болонской филармонической Академии.
Евстигней Фомин дружил и работал со звездами своего времени - Николаем Львовым, Гаврилой Державиным, Яковом Княжниным. Девятнадцатилетний Иван Крылов написал для него либретто комической оперы «Американцы», одной из самых известных опер композитора. Однако даже самое яркое дарование не дает гарантий ни творческого признания общественностью, ни даже полного приложения таланта к пользе и радости.
И хотя композитор ушел в 1800 году, когда герои, о которых мы любим поговорить, только начинали жизненный путь, только рождались, именно по нему возросла музыкальная культура начала 19 века. Так и его друзья, великие литераторы времени, стали предтечей литературного взлета века следующего, хорошо нам всем известного своими достижениями в искусствах. 
Русским Моцартом называли Евстигнея Фомина современники и во многом судьбы их схожи. Жили они в одно время, им преподавали одни учителя, лучшие произведения написаны как бы параллельно и, по наблюдениям специалистов, схожи настроениями и музыкальной структурой. Умер Фомин, как и Моцарт, рано, 38-ми лет. Разнит их единственное. Если Моцарт после смерти только и составлял музыкальную мировую культуру, то Фомин, как это принято в России, был надежно забыт и открыт уже только нашими современниками, в середине 20 века. Однако, вклад композитора в создание и развитие русской композиторской школы настолько велик, что отголоски его произведений слышны и в мотивах современных авторов.