2011



Благотворительный фонд Александра Жукова представляет лауреата международных конкурсов вокальный ансамбль «Dedooks» (Санкт-Петербург).

Ансамбль «Dedooks» (в переводе с латинского – рожденный) был основан 27-го декабря 2007-го года. Коллектив составили выпускники Санкт-Петербургской консерватории, института культуры и университета им. Герцена. К созданию ансамбля молодых музыкантов побудило желание  реализовать свои творческие возможности в различных, не только классических, музыкальных жанрах. Коллектив исполняет джаз, афро-американские духовные песнопения - спиричуелы, рок-баллады конца ХХ века в аранжировках для хора a'cappella. В состав ансамбля «Dedooks» входят: Татьяна Янковец, Мария Жавронок – сопрано, Анна Крауз, Надежда Игнатьева – альты, Артем Хаматнуров, Иван Пономарев – тенора, Дмитрий Матвиенко, Дмитрий Дедух – басы.


Программа

1. «Наташа». Слова Александра Пушкина, музыка Георгия Свиридова.

2. «Где наша роза?». Слова Александра Пушкина, музыка Александра Даргомыжского, аранжировка Михаила Серкова.

3. «Глубоко». Русская народная песня, музыка Рубена Толмачева на тему Сергея Старостина.

4. «Застольная». Слова Гавриила Державина, музыка (предположительно) Василия Трутовского.



Застольная песня «Кто похулит жизнь мою» Гавриила Державина исполняется впервые. Стихотворение ранее не было известно литературоведам.

Гавриил Державин.

«Кто похулит жизнь мою».

В архивно-рукописном отделе Российской национальной библиотеки мне попались ноты второй половины XIX века. Их титульный лист гласил: «Застольная хоровая песнь г.г. офицеров лейб-гвардии Преображенского полка. Слова сержанта Державина».
Титул был напечатан, а нотная запись на сле-дующих двух страницах была сделана от руки.
Напомним, что в Преображенский полк Г.Р. Державин вступил солдатом в 1760 году, сер-жантом он  стал в 1768-м, а офицерское звание подпоручика получил в январе 1772 года.
Найденное произведение относится к ранне-му творчеству Державина и было написано, ве-роятно,  в период  1768–1772 годов.
«Застольная хоровая песня» в рукописи рас-падается на  две части. Запевом является знаме-нитое стихотворение Державина «Кружка», а припевом — другое стихотворение, до сих пор неизвестное —  по последней строфе «Кто поху-лит жизнь мою».
Внимательно пересмотрев собрания держа-винских стихотворений, мы пришли к выводу, что строки второй части застольной песни лите-ратуроведам неизвестны.
Первым текстовым источником для первого собрания стала тетрадь, писанная рукою Держа-вина примерно в 1776 году.  То есть все, что бы-ло написано поэтом до 33 лет, к сожалению, не учитывалось.
Стихотворение «Кружка» литературоведы относят к 1777 году. Поэту было тогда 34 года, к тому времени он остепенился, женившись пер-вым браком на Екатерине Яковлевне Бастидон. Бесконечные пирушки в офицерском кругу, кар-ты, запрещенные азартные игры, нередко с шу-лерскими фокусами (ими достаточно часто гре-шил Державин до женитьбы) – все это отошло в прошлое. Поэтому и стихотворное творчество, связанное с подобным образом жизни, также должно быть отнесено к более раннему времени — к дням службы поэта в Преображенском пол-ку, независимо от года публикации.
Впервые «Кружка» была опубликована в «Санкт-Петербургском вестнике» в 1780 году под заглавием «Застольная песня», в дальнейшем она помещена поэтом среди «Анакреотических песен» (1804).
Тогда или позднее застольная песня «Круж-ка» была положена на музыку придворным гус-листом Василием Федоровичем Трутовским, ко-торый считался знатоком простонародной песни, и опубликована в «Собрании русских простых песен с нотами» (1776).
В поисках утраченного стихотворения, от ко-торого остался один куплет с начальной строкой «Кто похулит жизнь мою» мы обратились к по-пулярным при жизни Державина Песенникам, где собирались народные песни, модные арии из опер, маскарадные, застольные песни.
Наши поиски увенчались успехом – в «Кар-манном песеннике или Собрании лучших свет-ских и простонародных песен», составленном поэтом Иваном Ивановичем Дмитриевым в раз-деле Застольных песен сразу после стихотворе-ния «Кружка» обнаружилось стихотворение с искомыми строками. Кстати,  здесь ни «Кружка», ни следующее за ней стихотворение «Что мне нужды в свете сем» не имели авторства. Да и имя составителя сборника — И.И. Дмитриева — так-же отсутствовало!
Державинские стихотворения Дмитриев по-любил еще в 1776 году, хотя не сразу узнал фа-милию их автора: в тот период Державин не подписывал стихов. К слову, анонимность в ту эпоху не была редкой. В 1776 году поступила в продажу первая изданная книжка Г.Р. Державина «Оды, переведенные и сочиненные при горе Чи-талагае» (1774). На заглавном листе ее не было означено ни имени автора, ни места и года пуб-ликации.
В начале 1790-х годов Дмитриев стал вхож в дом Державиных, он был представлен и близко-му кругу друзей поэта —  архитектору и музы-канту Н.А. Львову, драматургу В.В. Капнисту, писателю и драматургу Д.И. Фонвизину и поэту И.И. Богдановичу. Позднее, в дом Державина пришел свойственник Дмитриева Н.М. Карам-зин.
Не случайно, сам Дмитриев  считал, что «со входом в дом его мне открылся путь и к Парна-су». Учитывая пиетет и почтение младшего со-брата к старшему, не случайным выглядит тот факт, что в своем песеннике Дмитриев в разделе застольных песен на первое место поставил сти-хотворения именно Державина.
Обнаруженное нами в «Карманном песенни-ке» стихотворение «Что мне нужды в свете сем» сделало возможным реконструировать всю За-стольную песню целиком в двухчастной форме.
Наше смелое предположение об авторстве Державина может вызвать резонные сомнения. Однако, основания для наших соображений, без-условно, также имеются.
Застольные песни в эпоху Екатерины Вели-кой почти всегда имели литературное происхож-дение. Авторство стихотворений нигде в Песен-никах не указывалось. Например, песни «Братья, рюмки наливайте» на стихи Н.М. Карамзина, «Други, время скоротечно» на стихи И.И. Дмит-риева, «Нет минуты мне веселья» на стихи Ю.А. Нелединского-Мелецкого всюду напечатаны анонимно. Без подписи опубликованы и стихи А.С. Пушкина «Сквозь волнистые туманы про-бирается луна», «Ночной зефир струит эфир» в Карманном песеннике 1838 года издания.
Традиция пения заздравных стихов в России, как известно, восходит еще к петровским време-нам. Обязательными признаками такого рода произведений были: исполнение мужским хором, иногда с сольным запевом, бодрый радостный характер и соответствующий застолью сюжет-ный мотив. К числу характерных тем принадле-жали также гвардейская доблесть, мужская дружба, рыцарски возвышенное восхваление женщин и тосты в их честь. С другой стороны, нередко встречаются и пародийные тексты, по-рой даже с оттенком скабрезности. Часто в за-стольных воспевается беспечная жизнь и провоз-глашается тезис: «in vino veritas» – «истина в ви-не», что сближает их с традицией вольных сту-денческих песен.
Интересно здесь было бы узнать, а что же пили наши предки во время офицерских засто-лий?
Судя по тексту песен, вместо горячительных напитков (водки, рома, самогона) предпочтение отдавалось меду, пиву и вину. Причем, многие рецепты пива ныне утеряны – например, пива с гренками и с лимонной коркой.
Интересная подробность – в 1763 году Дер-жавин-капрал не только вина, но «и пива и меду не пил» несмотря на то, что окружение старалось напоить его допьяна. По собственному замеча-нию поэта — «сколько не старалось, так и возы-мело успеха».
Следующим положением, позволившим нам говорить об авторстве Державина, была аноним-ность ранних сочинений поэта.
О своей жизни в казармах и о первых порах стихотворства Державин впоследствии сам вспоминал в «Записках»: «по ночам, когда все улягутся, читал книги… и марал стихи без вся-ких правил, которые никому не показывал».
О стиле своих ранних опусов поэт замечал: «писал просто на крестьянский вкус». Те же го-ды творчества Державина И.И. Дмитриев харак-теризовал так: «Кто бы мог угадать, какой был первый опыт творца Водопада? —  Переложение в стихи, или лучше сказать, в рифмы площадных прибасок на счет каждого гвардейского полка...».
В 1770 году случилось событие, повлиявшее на все творческое наследие Державина. Возвра-щаясь из Москвы в Петербург, поэт застрял на две недели на заставе у Ижоры. Заставу воздвиг-ли на петербургской дороге в связи с чумным ка-рантином. У Державина был сундук с бумагами. И он, чтобы избавиться от необходимости оку-ривания, сжег при караульных все, что было:  «преобратя бумаги в пепел, принес в жертву Плутону все, что он во всю молодость свою чрез 20 почти лет намарал…». И был тотчас пропу-щен...
Таким образом, неизвестно, сколько стихо-творений было создано Державиным до 1770 го-да, а именно с этого года начинается Собрание сочинений поэта. И предположение о возможно-сти нового раннего стихотворения в творчестве поэта становится вполне достоверным.
Еще более важным обстоятельством является указание, что слова песни «Кружка»  принадле-жат «сержанту Державину».
Всем ясно, что уже в начале XIX столетия, к окончанию лицейского периода у Пушкина седо-власого Державина вряд ли кто ассоциировал с сержантом Преображенского полка. Его имя вы-зывало другие ассоциации – губернатора в Там-бове, статс-секретаря Екатерины II, президента Коммерц-коллегии, министра юстиции, сенатора и прочее.
Поэтому упоминание о сержанте Державине могло появиться в нотах лишь с января 1768 по январь 1772 год, когда он имел это звание. А то обстоятельство, что мы опираемся на рукопись конца XIX века, свидетельствует лишь о том, что многие годы популярные застольные переписы-вались от руки без изменений.

Антонина Лебедева-Емелина.