2013

Программа.

Лицейское братство.

1 Вильгельм Теппер де Фергюсон.
Соната. 1-ая часть.
 
2 Михаил Яковлев.
«Наяву и в сладком сне» на слова Антона Дельвига.
    
3 Михаил Яковлев.                  
«Роза» на слова Антона Дельвига. 

4 Михаил Яковлев.     
«Зимний вечер» на слова Александра Пушкина.  

5 Вильгельм Теппер де Фергюсон.
«Прощальная песня» (Гимн Лицея) на слова Антона Дельвига.

Государственный ансамбль солистов «Орфарион».
Художественный руководитель Олег Худяков.
Яна Иванилова (сопрано)
Олег Бойко (гитара)
Екатерина Валиулина (скрипка)
Марина Слуцкая (скрипка)
Маргарита Спиридонова (альт)
Андрей Спиридонов (виолончель)
Элина Качалова (фортепиано)



Новая Пушкинская премия традиционно представляет оригинальную музыкальную программу, которая так или иначе связана с Пушкиным, его временем и окружением. Сюжеты музыкальные порой высвечивают те или иные необычные для нас особенности эпохи и отношений, в ней  существующих. В этом году мы  вспомним Лицей и лицеистов, одну из красивых и поучительных историй русской культуры и образования.

Саша Пушкин был торжественно сдан в лицей 19 октября 1811 года в присутствии самого императора Александра 1. Вдовствующая императрица Мария Федоровна также почтила новое начинание старшего сына, но пустить своих младших - Николая и Михаила к публичному обучению так и не решилась
Дети в лицее собрались, похоже, трудные – из не очень полных, благополучных и не всегда состоятельных семей. Те ровно дети, которых за отсутствием других возможностей надо было куда-то деть. А деть было некуда – князя Горчакова, Пущина, барона Дельвига, Вольховского, барона Корфа, Данзаса, Матюшкина, Кюхельбекера, ну, и Пушкина, конечно, тоже. Мальчики стали называться студентами, а после шестилетнего обучения получали бумаги, равные по значению бумагам университета.

Жили по-спартански – в маленьких келейках, лишь кровать и конторка. Под постоянным приглядом воспитателей. Профессора были всякие, некоторые не без оригинальности даже. Но именно в таких условиях и родилось известное лицейское братство, свободу которого и воздух Царского Села не только вспоминали потом лицеисты, но некоторые выживали только этим.

Странно, но фантастическая затея сделать Лицей оплотом дружеского единства именно и осуществилась. И хотя первые выпускники составили разнообразное общество – были и военные, и поэты, и декабристы, и государственный секретарь, автор официальной версии декабрьского выступления у Сената, и мореплаватель, и канцлер, и один даже гений - именно после первого выпуска лицеисты стали особой кастой русского общества, куда потом сдавали экзамены даже великие князья.

Стихи сочиняли в лицее все – даже профессора и воспитатели. В числе сочинителей поначалу наблюдался и студент Михаил Яковлев, который, однако, быстро отошел от литературного творчества. Прославился он другими артистическими особенностями, которые давались ему отменно. К примеру, он отличался способностями к пародии и подражанию. И лицейская кличка его, а в Лицее все имели клички, была «Паяс».

Яковлев слыл талантливым музыкантом. Из инструментов выделял он скрипку. Великолепно пел. Баритоном определил его голос Михаил Глинка.

Все годы Михаил Яковлев состоял в государственной службе и добрался до звания сенатора Российской империи. А в 1832 году, состоя директором типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, способствовал первому изданию пушкинской «Истории Пугачевского бунта».

В 30-е годы чиновник Яковлев нередко и весьма успешно выступал с частными концертами. И был, кстати, знаком с Михаилом Лермонтовым. В записках Екатерины Сушковой мы находим воспоминание об одном любопытном эпизоде. Встречу эту мемуаристка датирует 6-м декабря 1834 года. Дело было на танцевальном вечере в доме родственников Сушковой в то время, когда Лермонтов затеял искрометную  любовную интригу с Екатериной Александровной против ее самой. «Между тем мазурка кончилась; в ожидании ужина Яковлев пел разные романсы и восхищал всех своим приятным голосом и чудной методой». – записала аккуратно Сушкова. Михаил Яковлев тем временем исполнял романс на слова Пушкина «Я вас любил, любовь еще, быть может…» Интрига этой истории любопытна нам тем, что Лермонтов покритиковал эти пушкинские строки. Его разочаровали слова: «Но пусть она вас больше не тревожит, Я не хочу печалить вас ничем». Начинающий автор был против такого сценария. Он предпочитал ровно обратное. А слова – «Дай вам Бог любимой быть другим!» - вызвали его решительную реплику: «Это совсем надо переменить; естественно ли желать счастия любимой женщине, да еще с другим? Нет, пусть она будет несчастлива; я так понимаю любовь, что предпочел бы ее любовь ее счастию; несчастлива через меня, это бы связало ее навек со мною! – но с сожалением добавил. - А все-таки жаль, что я не написал эти стихи, только я бы их немного изменил».

Вот такая вот история. Но о Яковлеве. Известно, что он, не только в Лицее, но и позже писал музыку на слова своих лицейских друзей – и Пушкина, и Дельвига. И несколько романсов, не часто исполняемых, мы представляем.
По легенде еще в 1815 году Яковлев сочинил музыку к стихотворению Пушкина «Слеза». Вероятно, это был первый на его слова романс, который наш поэт услышал еще в Лицее. Тогда же однокашники распевали его на своих вечеринках. Верно и позже, на традиционных лицейских встречах, которые ежегодно проходили 19 октября, вспоминали они вместе со своим детством «Слезу», смахивая ее уже настоящую с чуть погрустневших глаз. Именно Яковлев, как староста, почти всегда организовывал лицейские встречи.

Надо сказать, что в Лицее детям прививали еще и музыкальный вкус. Это считалось хорошим тоном. Кроме Михаила Яковлева музыку писал и Николай Корсаков, по воспоминаниям, один из самых одаренных воспитанников Лицея. Однако он скоропостижно скончался в Италии в возрасте 20 лет.

Музыку и хоровое пение преподавал в Лицее барон Людвиг Вильгельм Теппер де Фергюсон (в обыкновении просто Вильгельм Петрович). Он в то время и жил в Царском Селе и именно в его доме собирались на музыкальные вечера юноши послушать виртуозную фортепианную игру своего мастера.

    Барон Людвиг Вильгельм Теппер де Фергюсон прибыл в Санкт-Петербург из Варшавы в конце 18 века. Поначалу давал уроки фортепианной игры великой княгине Анне Федоровне, первой супруге великого князя Константина Павловича. Ей же он посвятил фортепианную сонату ор.18 ре мажор. Барон Фергюсон был популяризатором именно фортепианного исполнения произведений, много и специально писал для этого инструмента. И фортепьяно, и его музыкальные фантазии были в большой моде, как впрочем, в то время и всякие иностранные музыканты, коих поддерживали более, и судьба, и карьера которых всегда складывалась успешнее, чем у наших соотечественников.   
    При всех его заслугах, однако, память наша сегодня связывает Вильгельма Петровича Фергюсона со знаменитым первым выпуском Лицея. Именно он написал «Прощальную песню» на слова Антона Дельвига. Ее исполнил 9 июня 1817 года хор выпускников-лицеистов, в числе которых был и Пушкин. Заметим, личное участие Пушкина в музыкальных предприятиях упоминается не так часто. А «Прощальная песня» стала лицейским гимном, которую всегда исполняли во время своих традиционных встреч его знаменитые выпускники.