Пресс-конференция. 26 мая 2015 года.

Пресс-конференция. 26 мая 2015 года.

Присутствовали: директор музея А.С. Пушкина Евгений Богатырёв, директор музея-заповедника «Михайловское» Георгий Василевич, директор Благотворительного фонда Александра Жукова Вера Жукова, председатель Совета Новой Пушкинской премии Андрей Битов, лауреаты Новой Пушкинской премии 2015 года - руководитель Лаборатории по работе с одаренными детьми при Московской городской библиотеке им. А.П. Гайдара Лев Яковлев и воспитанники - Даниил Мануйлов (Мытищи), Эльвира Еникеева (Уфа), Елисей Горчаков (Москва), Милисента Чередниченко (Саров), Анна Остроумова (Москва), Лада Вершкова (Москва), Андрей Андреев (Москва), Иван Макаров (Мытищи), Стелла Милованова (Москва), Мария Веснина (Москва), Адриан Пак (Москва), Марта Пивоварова (Москва), Тимофей Павлов (Москва), Ксения Староста (Москва), обладатель Специального Диплома Новой Пушкинской премии «За гармонию слова и образа» художник Константин Сутягин.

Евгений Богатырёв.

- Я с радостью и с удовольствием приветствую всех вас сегодня, 26 мая, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина по старому стилю. Уже в 11-й раз в Государственном Музее Пушкина, конечно, по благословению и по инициативе Андрея Георгиевича Битова, с помощью и поддержкой Александра Петровича Жукова и Веры Григорьевны Жуковой, с творческой поддержкой двух Пушкинских музеев - музея-заповедника «Михайловское» - во главе с Георгием Николаевичем Василевичем и вашим покорным слугой Евгением Анатольевичем Богатыревым, директором московского музея Пушкина, мы представляем нашу Новую Пушкинскую Премию 2015-ть.
Год литературы был объявлен президентом Российской Федерации. И один из таких, наверное, главных этапов этого года – пушкинские празднества. Все пушкинские музеи будут его отмечать по-своему, но для нас они начинаются в день рождения Пушкина по старому стилю 26 мая и продолжатся до 6 июня, Пушкинского дня России, Дня русского языка.
На самом деле наша русская литература, она великая, начиная с классики, с Александра Сергеевича Пушкина, которого мы знаем с детства. И мы в этом году, в Год литературы посвятили детям нашу Новую Пушкинскую премию.
Буквально через несколько минут мы поднимемся наверх в атриум и начнем нашу торжественную церемонию. Но сейчас я передаю слово Андрею Георгиевичу Битову.

Андрей Битов.

- К сожалению, не понимаю, почему они дети? Это уже люди, у которых надо чему-то поучиться, по-моему, а не наоборот. И чем больше мы будем друг у друга учиться, тем, по-видимому, чему-то научатся и учителя, и сами книги, и сама речь. Так что я не считаю их детишками никак.
Какие они маленькие бывают, когда рождаются, когда их вообще не видно. А они живут. И живут с первого дня. И не надо их перекармливать тем, что они дети. Раз они уже пишут, значит, это не дети. Значит, они уже умеют читать и знают буквы не просто так. Потому что человек начинает учиться букве, потом он находит слово, потом он складывает предложение и так далее. И они же сами приходят к тому, к чему мы приходим только взрослыми людьми. Так что я считаю, что это абсолютно встречное движение друг другу.
Если бы молодость знала, если бы старость могла. - Это старая русская поговорка, а где-то посредине будет все-таки какое-то производство и уровень той культуры, который мы никак не получаем. Так что, дети - это не наше будущее, это наше настоящее. И пусть, через музейную, кстати, работу, станем отчасти поднимать их, ну, в верха какие-то. Потому что это не простое дело совмещать слово внятное со словом понятным, а не просто рассуждать и делать формы.
Вот тот, кто организовал их в любви к слову через попытки самим что-то создать, вот этот человек и есть настоящий работник просвещения, потому что он просвещается через это как подлинный учитель. Я думаю, что эти процессы взаимны. Вот книга – читатель. Потом учитель - ученик. И до тех пор, пока мы не установим правильную цепь, а именно: учитель, мастер, подмастерье… Вот в нашем, литературном деле, это – мастер, подмастерье и ученик, да? Подмастерье – выпал. Поэтому мастерства нет, все из рук валится и ничего не сделано, потому что выпало основное звено. Либо нет ученика, либо нет мастера, либо нет подмастерья. Вот эта тройная цепь… В результате нет ничего. То есть, нормальный предмет, чтобы создать, надо уметь. Прежде, чем что-то прочесть, попробуй сам написать, вот тогда ты поймешь. Попробуйте написать строку «Евгения Онегина» и поймите, как это сложно построено. А кажется, что это просто. Вот это вы проходите сами, без помощи уже и Пушкина, и учителя, никого. Потому что, когда вы вместе с бумагой, вы - один на один. Вот эту самостоятельность, с которой вы сегодня будете выступать самоотверженно и смело, я ее приветствую.

Вера Жукова.

- Вот уже в 11-й раз мы награждаем здесь поэтов, писателей, художников отмечаем. И всегда это очень приятно и очень волнительно и для нас, которые находили какие-то неординарные, в общем, решения и лауреатов. А вот сейчас мы вообще награждаем творчество таких маленьких, но удивительных людей, их даже детьми нельзя назвать, это люди, которые уже могут писать, могут сочинять и могут на бумаге излагать свои мысли, и это замечательно. Я хочу поблагодарить этих детей, которые пришли сюда сегодня получать нашу премию.
Я хочу поблагодарить библиотеку, которая организовала такой замечательный конкурс и выявила этих замечательных детей. Я хочу поблагодарить учителей, которые занимались с этими детьми. Я считаю, что учитель, в общем, самая благодарная профессия. И должны все завидовать этой профессии, потому что не многие, а учитель сразу видит плоды своего труда.
А еще я хочу большую благодарность сказать родителям. Потому что в итоге ни школа, ни жизнь, не какие-то обстоятельства внешние, а именно родители оказывают самое большое влияние на своих детей. Всегда с детьми было трудно, но с талантливыми детьми еще труднее. Всегда так было. И поэтому большая благодарность этим родителям, которые привели сюда замечательных детей.

Георгий Василевич.

- Хотел бы, чтобы сейчас все, сидящие в зале, кто может, заглянули на уровень первого ряда и еще раз убедились в том, что музейное дело – процесс совершенно непрерывный. Дело в том, что у наших героев сегодняшнего дня, у авторов, в руках рукописи. Причем, сейчас, по мере того, как они слушают нас и не все далеко понимают из того, что им говорится, они производят в то же время серьезнейшую работу над рукописями. Музей хранит, экспонирует рукописи.
Известна история, связанная с замечательным директором, одним из директоров XX века Семеном Степановичем Гейченко, который для нас является и учителем музейным, и воплощением многих замечательных качеств. Вот он как-то однажды попросил скопировать рукопись, хранившуюся в Пушкинском доме, талантливых художников. Они трудились быть во всем похожими на оригинал, Пушкина - с рисунками, с почерком, со всем. Принесли аккуратненькие на старой бумаге написанные листы и ждали, что сейчас Семен Степанович возьмет эти листы, положит их аккуратненько под стекло, как былинку. А он вместо этого стал мять рукописи, подготовленные ими так душевно и нежно, и бросать на пол и даже топтать их на полу ногой. И когда они с ужасом наблюдали за этим всем, он сказал: «Ну, вы же знаете, как выглядят пушкинские рукописи?» Вот сейчас у нас с вами на глазах происходит работа над рукописями. Кто-то их грызет, кто-то их уже неоднократно свернул и развернул. То есть, я хочу сказать, что Пушкинская премия уже располагает замечательными машинописными рукописями для выставки, которая покажет, как должны выглядеть настоящие творческие документы времени и эпохи.
Ну, хочу сказать в завершение выступления только то, что на самом деле музей – это может быть одно из самых удивительных мест, где все виды искусств, все музы, воплощающие эти искусства, создают, ежедневно создают удивительную атмосферу, благодаря которой можно и нужно в разном возрасте открывать мир, рассказывать об этом мире. И уверен, что мы сегодня убедимся в этом еще неоднократно.

Лев Яковлев.

- Не я один веду эту студию, еще здесь присутствует Виталий Маркович Каплан, и мы ничему детей не учим. Даже в голову себе не берем, что можно их чему-то научить. Единственное, что можно сделать – защитить их от тех, кто хочет их чему-то научить. Согласны, Андрей Георгиевич?

Андрей Битов.

- Абсолютно.

Лев Яковлев.

- И вот я сейчас, глядя на них, просто получаю эстетическое удовольствие: такие симпатичные, такие молодые, такие хорошие... А еще и талантливые. Причем, талантливые невероятно. Потому что просто их никто еще не испортил и, дай бог, никто не испортит, если они будут ходить в нашу лабораторию.
Я еще одно слово скажу. Детям. Знаете, на вашем месте могли бы оказаться совсем другие ребята. Потому что на конкурсе «Волшебное слово», есть такой замечательный конкурс, который охватывает всю Россию, присылают тысячи рукописей дети разных возрастов и их обсуждают много-много писателей. И то, что вы оказались здесь - это воля случая, с одной стороны, а, с другой стороны, - это, конечно, закономерность, потому что вы очень хорошо пишете.
И последнее, я хотел сказать, что это все-таки ответственность, давайте слово это произнесем. Потому что вы оказались здесь в первом ряду и вас такие потрясающие люди поздравляют и, смотрите, разные каналы телевидения пришли, журналисты, чтобы вас поспрашивать, и вы будете выступать. Это значит, что писать бросать вам нельзя ни в коем случае. Значит, вас отличила судьба, отличили люди, что в вас есть талант. А ведь талант невозможно просто зарыть в землю, это просто предательство будет. Не жестко сказал? Нет? Тогда все.

Евгений Богатырёв.

- Наша премия в свое время приросла Специальным Дипломом и теперь это уже традиция. И Специальный Диплом в этом году получает художник Константин Сутягин.

Константин Сутягин.

- Насколько я понимаю, награждены мои книжки «Про счастье». Мне кажется, в этом случае главную награду получаю не я, а получает тема: наконец-то у нас в России вспомнили, что есть такая вещь, как счастье. Долгое время как-то все любили говорить, как все плохо, про ужасы, но, наконец, всех наградили, тех, кто писал про ужасы, и теперь вот пришла очередь счастья. (аплодисменты) Так вот получилось, что я пишу, пишу, как дурак, уже одну, вторую, третью, четвертую книжку, все про счастье, про счастье, про счастье. Специально даже в заглавие выношу. И вот, в конце концов, это волшебное слово сработало. Спасибо.

Виктория Пешкова, газета «Труд».

- Лев Григорьевич, вы говорили, что детей надо защищать. Но мы все хорошо знаем, объявляют Год чего-нибудь, дружно все всех защищают в течение этого года, год заканчивается – и все, к сожалению, возвращается на круги своя. Скажите, пожалуйста, есть ли у вас твердая уверенность в том, что когда Год литературы закончится и когда вы останетесь опять один на один с этими ребятами, с теми, кто в следующий раз придет на их место, их удастся защитить в ситуации с культурой, с языком, с литературой, которая у нас имеет место быть? Простите, я не про счастье.

Евгений Богатырёв.

- Да, мы совершенно убеждены и уверены, что Год литературы закончится, как и закончился Год культуры в прошлом году. Но в музей Пушкина каждый день приходят дети, а их около 70% от числа наших посетителей. Так было у нас всегда.
Но что хотел бы сказать в связи с сегодняшней нашей встречей с ребятами, с этими вроде взрослеющими, но все равно с такими детскими глазами, улыбками абсолютно искренними, перед которыми мы, взрослые, теряемся.
Надо сказать, что ваш приход сегодня в наш музей - это абсолютная премьера. У нас были самые разнообразные конкурсы – конкурсы юных чтецов, конкурсы молодых художников и так далее и тому подобное. Но ребята, которые стали победителями литературного конкурса, с тем, чтобы мы вас приветствовали, чтобы мы вас сегодня благодарили, у нас еще не было. Поэтому сегодня в нашем музее – ваша премьера. Я вас, ребята, с радостью и с удовольствием поздравляю.

Георгий Василевич.

- Если очень коротко ответить на вопрос, то сегодня мы с вами видим настоящее и будущее настоящей литературы. Настоящее и будущее. Причем, редкий случай, когда встреча эта происходит под созвездием счастья. Вот оно представлено здесь художником. И я думаю, что у нас есть уверенность в том, что с окончанием Года литературы не закончится ни сама литература, ни счастье творчества, которое всегда остается основным для человека.

Лев Яковлев.

- Вы знаете, я недавно узнал, что у нас Год литературы. Ну, не сегодня, а неделю назад. И эти дети к этому году и вообще к каким-то другим годам вообще отношения не имеют. В Гайдаровке, в Гайдаровской библиотеке, заниматься с детьми начали четыре года назад. Никаких годов тогда еще не было. Предложили собрать детей. Сейчас эти дети выросли, напоступали уже в институты, институты гуманитарные, между прочим. То есть, мы тоже считаем, что имеем к этому отношение.
А эта группа пришла чуть более полугода назад. Тоже никакого года не было еще. И дальше заниматься будем продолжать на сколько им захочется, потому что Гайдаровская библиотека на это делает ставку.
А вот проблема - в чем. Когда мы сами начинали 30 лет назад, вот здесь замечательный писатель Борис Минаев сидит, нас никто не хотел печатать. И многие перестали писать. Многие уехали. Многие занялись бизнесом. Вот мне очень хочется, чтобы этих детей печатали и у них была именно такая судьба… Ну, это важно для них – не просто писать, но иметь какой-то результат.
Сегодня у вас замечательное мероприятие. Думаю, оно действительно подвигнет к тому, что они будут продолжать писать. Чтобы публикации были, чтобы были книги, чтобы они чувствовали, что то, что они делают, нужно. Потому что, если ты не чувствуешь, что то, что ты делаешь, нужно, постепенно интерес затухает.

Георгий Василевич.

- Я вот сейчас здесь услышал, 2015 год – Год литературы. Я предлагаю, как это было принято в старые пушкинские времена, всех родившихся в 2015 году сразу записать в полк литераторов.

Нина Грозова, главный редактор детского журнала «Миша».

- Наши главные герои, наши лауреаты немножко заскучали, и я хочу, во-первых, вас похвалить, ребята. Лев Яковлев прислал нам в редакцию недавно ваши работы - мы так зачитались, что не могли оторваться. Хотя это была довольно увесистая толстая рукопись хоть и в электронном виде. И какие-то из ваших работ, безусловно, будут напечатаны и вы увидите свою публикацию в нашем детском журнале «Миша», которому уже 30 лет. И чтобы, ребята, вас немножечко взбодрить, может быть, вы по очереди назовете ваших литературных кумиров, любимых писателей попросту говоря? Давайте! Ну, кого? Вы-то, конечно, писатели, но вы на кого-то равняетесь?

Дети.

- Маршак.
- Александр Сергеевич Пушкин.
- Зощенко.
- Александр Сергеевич Пушкин.
- Марк Твен.
- Льюис.
- Рэй Брэдбери.
- Александр Сергеевич Пушкин.
- Стивенсон.
- Александр Сергеевич Пушкин.