Дневник, Милисента Чередниченко

13 июля
Мы едем, едем, едем… и вдруг начинается дождь! Его самого не видно, только мокрая дорога да капли, бьющие в стекло. Как будто в дождливую полосу въехали. А потом раз!.. и дождь заканчивается! Так резко, точно его и не было! И мы в солнечной полосе. А потом снова начинается...
В полосах дождливых капли мне разглядеть наконец удалось. Они летят почти параллельно земле, пригнувшись, как хищники. А в солнечных облака чем-то напоминают гравюры – такие же четкие. Когда солнце светит сквозь них, они становятся радужными… А само солнце – белым. Но если долго на него смотреть – синим.
На каждой нашей стоянке (а их пока было две) Аня собирает цветы. Ей попадаются только желтые и фиолетовые. Но собирает она действительно ВСЕ, что ей попадается! Только репейник не взяла.
А потом она этими цветами украшает кресла впереди (действительно становится уютнее, и не только ей, потому что мы сидим рядом. Друзья все-таки!) и свои косы. Меня она уговорила воткнуть одну ромашечку, на большее я не уговаривалась. И чисто случайно у нее на голове застрял цветок, похожий на зонтик, с мелкими желтыми цветочками. И каким только чудом он держится!
А еще мы с Аней видели аиста. Вроде аист, ничего особенного, а вот Аню впечатлил.
И да, на полянах растет очень много иван-чая и борщевика. И еще какие-то красивые кусты, с лимонного цвета листиками. И с желтой каемкой. Наверное, их так освещает солнце…
И никогда я не видела таких серых туч, как сегодня.

Когда мы остановились в третий раз, Аня двинулась на поле – собирать новые цветы для украшения сиденья, потому что старые уже почти завяли. Но это быстро ей надоело – она стала охотиться за кузнечиками вместе с собакой, прибежавшей на луг. Правда, кузнечик сам прыгнул ей в ладони под конец остановки…
А я решила собрать цветы за нее. Ромашки почему-то пахнут свежими одуванчиками. А еще я наконец узнала, как выглядит перечная мята.

Вечер.
После того как мы приехали туда, где будем жить, все пошли на прогулку, потому что засиделись в автобусе. Почти у самого домика была большая и еще цветущая липа, которая очень громко… жужжала. Сколько же на ней пчел?
Мальчишки стали играть в некое подобие футбола, а мы отправились в лес собирать землянику. Нет, вообще-то мы пошли туда, потому что Аня хотела найти грибы, но нашли мы много-много земляники.
А еще мы потом решили все вместе погулять. Был там один покосившийся мостик. Точнее, бывший мостик. Все дети перелезли через него, потом мамы, потом Лев Григорьевич… А я просто обошла его. Разве это так сложно?..
А еще мы пытались пробраться к беседке среди озера. Но это было просто бесполезно. Мы пошли через камыши, увидели это и повернули обратно.

14 июля
Вообще в этот день было много интересного. Но я напишу о самом основном.
Во-первых, Михайловское. И что Пушкину в нем не жилось? Атмосфера там такая… вдохновляющая! Жаль, что нам нельзя остаться там надолго.
А еще мы нашли пшеничные колосья, сорвали несколько и ели их. Они почему-то пахли помидорами…
Во-вторых, Савкина горка. Ух, какой там вид! Один холм, с фиолетовыми кустиками, похож на черничный пирог. А другие… просто настоящие русские поля. И этим все сказано.

15 июля
Ходили мы сегодня в Тригорское. И на речку вечером. Не знаю почему, но мне запомнился монастырь.
Сначала там были два котенка у подножия лестницы. Они точили когти о дерево. А другие ребята на котят не смотрели – они висели на остатках колокола и на спор пытались достать до монет.
Потом мы поднялись до могилы Пушкина. На лестнице было не 37 ступенек, как говорила Аня, а 54.
А когда мы стояли у могилы, как это ни банально, полил дождь. Когда стоишь у могилы, почему-то и в книжках, и в фильмах, и даже в жизни почему-то идет дождь… Мы побежали в церковь, там было темно, но хотя бы не мокро. Я нашла икону, где был изображен как раз тот пастушок, которому привиделась икона, и поэтому там и поставили этот монастырь.
Я посмотрела на каменные своды, на резьбу по дереву, на все иконы, что там висели… И вдруг подумала: сколько же времени и сил понадобилось людям, чтобы мы вот так один раз пришли и посмотрели?
Тем временем дождь закончился, и мы втроем – я, мама и Лев Григорьевич – подошли к выходу. Мы нашли какой-то странный напиток – питень. Такой вкусный, чем-то квас и сок напоминает. Тимофей потом перепил его, но это уже было немного позже. А пока еще стоишь и смотришь на белую церквушку… Красиво же, да?

16 июля
Мы долго готовились к тому, чтобы писать письмо пером. Заранее сочиняли его, правили… Серьезное дело.
Зато писать его – жутко интересно! Когда набираешь чернила в первый раз, еще не знаешь, что получится. А это оказалось ужасно легко! Только вот на букве «о» у меня всегда вытекали чернила, и получались такие красивые жирные пауки на паутине. Пришлось писать заново, потому что пауки хоть и были красивые, но мне не слишком-то нравились. Да и потом я нашла способ писать так, чтобы чернила на бумагу не капали.
А еще мне понравился скрип перьев. Как колеса и шестеренки в гигантской машине. И запах деревянных парт. И длинные, пестрые фазаньи перья…
Хорошо писать чернилами и перьями. Приятно.