Российская газета

Российская газета
В Государственном Музее А.С.Пушкина вручили Новую Пушкинскую премию
Текст: Наталья Соколова
Фото: Аркадий Колыбалов
Фоторепортаж: Пушкинская премия

Новую Пушкинскую премию, учрежденную фондом Александра Жукова, Государственным музеем А.С.Пушкина, Государственным музеем-заповедником "Михайловское", вручили в 12-й раз и по традиции 26 мая - в день рождения Пушкина по старому стилю. В разные годы ее лауреатами становились поэты Юрий Кублановский, Владимир Салимон, переводчик Вера Мильчина, филологи Ирина Роднянская и Валентин Курбатов, литературный критик Валерия Пустовая.
Особенность премии в том, что у нее нет жюри и конкурса. Председатель совета премии - известный прозаик Андрей Битов. В этом году премию "За совокупный творческий вклад в отечественную культуру" получил поэт Виктор Куллэ. Ее денежный эквивалент - 300 тыс. рублей.
"Определять победителя всегда непросто, - отметил на церемонии вручения директор Государственного музея А.С.Пушкина Евгений Богатырев. - Мы много спорили. Нам часто говорили, что наши лауреаты - только москвичи и питерцы. Но за 12 лет существования премии она стала всероссийской. Мы вручали премии авторам из Соликамска, Киева, Екатеринбурга, Пскова, Петрозаводска. Наши лауреаты - представители всех регионов и всех профессий".
Специальным дипломом в этом году был награжден сборник "Сродники: мы из Заонежья" и его редактор, журналист, историк, филолог Любовь Герасева. Этот сборник - труд по сегодняшним меркам уникальный. Любовь Герасева родилась в Петрозаводске, но своей родиной всегда считала Заонежье - полуостров в северной части Онежского озера, живописный край сказителей, родина известной вопленицы Ирины Федосовой и строителей церкви Преображения Господня в Кижах, возведенной без единого гвоздя. Отсюда ведется род Любови Герасевой. До семи лет она говорила на заонежском диалекте. Избавиться от него было непросто, даже учителя в младшей школе Любовь не понимали. Она долго откладывала поездку по родному краю. В итоге из экспедиции Герасева привезла богатый диалектический материал и уникальные воспоминания жителей некогда богатого, а теперь вымирающего края. Авторами сборника стали 52 человека, в возрасте от 53 до 95 лет.
"Некоторые люди не хотели ворошить прошлое, но мне удавалось их разговорить, - признается Герасева. - Я просила их вспомнить родной диалект. Нашлись волонтеры, которые помогли найти нужных людей. Нашелся и корректор, родом тоже из Заонежья, которая бережно отнеслась к тому, что в книге нужно сохранить особенности речи рассказчиков. По метрическим книгам все жители Заонежья - родственники, или сродники. Но, как мы знаем, важнее, душевное христианское родство".

Как отметил Андрей Битов, книга "Сродники" сохраняет историческую память: "Язык как океан стирает все различия, но Любовь Герасева сохранила память о неповторимой народной речи". Первый тираж книги был 300 экземпляров, затем сами жители Заонежья попросили допечатать еще несколько сотен. Совокупный тираж составил 1100 экземпляров, и, как говорит Любовь Герасева, у книги будет продолжение. Виктор Куллэ - поэт-новатор, знаток Иосифа Бродского, автор первой в нашей стране диссертации по его творчеству, переводчик, бравшийся за самых непростых авторов прошлого - Микеланджело, Джона Донна, Уильяма Шекспира. Открытием стали его недавние переводы сонетов Шекспира. Куллэ не придерживается ни одной общеизвестной точки зрения на строй и тематику сонетов. Он попытался разгадать этот филологический детектив сам.
"Я не вдавался в решение шекспировского вопроса, - признается Виктор Куллэ. - Если все это мистификация, то поражает ее масштаб. Если кто-то возьмется из иностранцев переводить "Евгения Онегина" Пушкина, он неизменно утонет в трудах комментаторов и поставит себе барьеры. Я тоже погрузился, но не поверил ни единому слову. Шекспира переводили сообразно устоявшейся с конца XVIII века точки зрения, что 126 сонетов он посвятил другу, мужчине, остальные - прекрасной леди. И мало кто пытался выйти за рамки этого. Но, мне кажется, что нельзя верить ни одному слову комментаторов".
По словам Куллэ, к изданию сонеты не предназначались. Некто тайно передал их издателю. И то, что исследователи так тщательно выстраивают в цикл - по сути, стопка разрозненных листков.
"Новый перевод не решит проблем авторства и не разгадает загадок сонетов, - говорит Куллэ. - Но он очистит их от многочисленных искусственных, притянутых за уши толкований".