Учительская газета

Учительская газета
Шекспир и заонежский диалект
Итоги Новой Пушкинской премии-2016
 
На Западе премии подобные Новой Пушкинской вручают «за карьеру». Наша же формулировка звучит куда более пышно и торжественно: «За совокупный творческий вклад…» В этом году Совет Новой Пушкинской премии под руководством писателя Андрея Битова решил оценить творческий вклад в отечественную культуру поэта и переводчика Виктора Куллэ. Специальным дипломом «За сохранение родовой памяти» награждена журналист Любовь Герасёва и коллектив авторов сборника «Сродники: мы из Заонежья» (Петрозаводск, 2015).   Анна Хрусталева

Виктор Куллэ в пиджаке Бродского
Пиджак Бродского
На церемонии вручения премии в Государственном музее А.С. Пушкина Виктор Куллэ появился в элегантном пиджаке песочного цвета. Друзья и коллеги по цеху, пришедшие поздравить поэта с наградой, все, как один, хотели до этого пиджака дотронуться, пощупать ткань, внимательно рассмотреть пуговицы. Столь пристальное внимание к гардеробу лауреата могло бы показаться странным, если не знать, что пиджак этот некогда принадлежал Иосифу Бродскому. Тот подарил его поэту Евгению Рейну, который, в свою очередь, отдал его Куллэ. И это справедливо: Виктор Куллэ – автор первой в России кандидатской диссертации, посвященной творчеству Нобелевского лауреата, редактор-составитель сборника Иосифа Бродского «Бог сохраняет всё», комментатор «Сочинений Иосифа Бродского» в восьми томах. Впрочем, этим заслуги Виктора Куллэ не исчерпываются. Он талантливый литературовед и переводчик, познакомивший русского читателя с наследием английских классиков Джорджа Чапмена и Джона Донна, современных поэтов Томаса Венцловы, Дерека Уолкотта, Шеймаса Хини. Его нынешнее увлечение – поэзия Каталонии и Шекспир. За новый перевод сонетов Великого Барда Виктор Куллэ взялся вовсе не от нечего делать:
- Личность Шекспира – одна из величайших загадок мировой истории, сравнить которую можно лишь с тайной высадки американцев на Луну, - объясняет лауреат Новой Пушкинской премии. – Кем на самом деле был Шекспир, нам не узнать уже никогда. Но проблема в другом: все исследователи находятся в плену той или иной концепции. А это неправильно. Потому что отражается и на переводах. Так, классическое литературоведение полагает, что 126 сонетов из 154 посвящены загадочному «Белокурому другу», остальные – «Смуглой леди». Откуда это пошло, где доказательства? Их нет! Первое издание сонетов было пиратским, рукописи были просто украдены, никакой авторской логики и системы в той публикации, ставшей теперь канонической, нет. А, значит, и трактовать, и переводить сонеты нужно с совершенно иных позиций. Главное теперь понять, с каких.
- Конечно, Шекспир нуждается в новом переводе, - замечает Андрей Битов. – Пастернак опирался на немецкие переводы. Маршак переводил не на русский, а на советский. Его сонеты слишком красивы. Язык, которым писал Шекспир, не передал ни один из них. Возможно, это получится у Куллэ.
Сродники XX века
Любовь Герасёва вернула землякам их родной язык
Приступая к работе над документальным сборником «Сродники: мы из Заонежья» петрозаводский журналист Любовь Герасёва и сама, наверное, не до конца осознавала, на что подписывается. Впереди был год экспедиций по вымирающим заонежским деревням (когда-то их было 500, теперь же осталось всего 150), встречи и разговоры с сотнями людей, каждый из которых – хранитель бесценных воспоминаний о былом. Да вот беда: далеко не все хотели ворошить прошлое, вспоминать горе и даже скупые радости, что довелось пережить. Но Любовь не сдавалась. В итоге в проекте согласились участвовать 52 автора: самому молодому – чуть за пятьдесят, самому старшему – 95. Герасёва учила их писать мемуары, помогала вспомнить заонежский диалект, ныне практически забытый даже его носителями. Получившийся документ вышел необычайно искренним и безыскусным, но в то же время честным, жестким и горьким: читать его без содрогания невозможно, но и не читать – тоже невозможно. Война, репрессии, гибнущие деревни, но вместе с тем – вера в лучшее, неиссякаемая надежда на будущее, народный юмор, помогавший выживать в самые тяжкие времена – здесь всего в избытке.
- Моя задача была оставить все эти тексты такими, какие они есть, с их неповторимой интонацией, диалектными особенностями, - признается Любовь Герасёва. – И мне совсем не хотелось редактировать тексты своих земляков. Мне хотелось отредактировать их судьбы.
«Сродники» изданы небольшим тиражом – чуть больше тысячи экземпляров. Успех превзошел все ожидания, книга тут же стала раритетом. И читатели стали требовать продолжения. Сейчас Любовь начинает работу над проектом «Сродники-2». Теперь она знает, что ее ждет. Но отступать некуда: как еще привлечь внимание к исчезающей заонежской деревне, как еще сохранить редкий диалект?
Лица необщее выражение
Выступление ансамбля солистов Орфарион. Еще одна добрая традиция Новой Пушкинской
За двенадцать лет существования Новой Пушкинской премии она успела обзавестись множеством добрых нерушимых традиций. Ее всегда вручают 26 мая – в День рождения Пушкина по старому стилю. Здесь нет жюри. Достойнейших из достойных выбирает Совет премии, куда входят ее учредители из фонда Александра Жукова, Государственного музея А.С. Пушкина и Государственного музея-заповедника «Михайловское». Среди лауреатов – поэты и писатели, переводчики и литературоведы, критики и музейщики. Люди негромкие, но с «лица необщим выраженьем». Так, в прошлом году лауреатами Новой Пушкинской премии названы юные воспитанники Лаборатории по работе с одаренными детьми при Московской городской библиотеке им. А.П. Гайдара под руководством Льва Яковлева. Организаторы объясняют свою политику, которая кому-то может показаться весьма экстравагантной, просто: чтобы награждать «звезд» существуют другие премии, Новая же Пушкинская – она о другом…
Фото: Герман Власов